Текст

--- Информант ---
ФИО: Шубин Василий Павлович
Пол: мужской
Год рождения: 1910
Возраст на момент записи: 64 (подсчитано системой)
Образование: Начальное
Комментарий к образованию: Самоучка, окончил ликбез.
Тип говора: Старожильческий
Комментарий: Происходит из настоящей старожильческой семьи. Его отец и дед истинные сибиряки. Принимал участие в Великой Отечественной войне, где получил тяжёлое ранение и остался инвалидом. Сейчас на пенсии. Василий Павлович увлекается охотой и рыбной ловлей, пчеловодством.

--- Запись ---
Место записи: д. Саломатово, Яшкинский район, Кемеровская область
Дата записи: Июль, 1974 г.
Собеседники: [Нет данных]
Информация о собеседниках: [Нет данных]

--- Источник ---
Номер тетради: 403 (760)
Сcылка: [Нет данных]
Собиратели: Коробов В.П., студент, 327 гр.
Расшифровщики: Скогарева Кристина. Проверено Земичевой С.С. в мае 2017.
Разметчики: Зюзькова Н.

--- Текст ---


В двадцатом годе мне было десять лет, когда Колчак шёл. Тогда жили единолично. У кажного своё хозяйсво. Отдали меня на работу. Мне было тринадцать лет. У Митьки Семёнова работал. Стали издеваться совсем. Раз пришёл домой, говорю отцу – не пойду к Митьке Семёнову на работу. Отец говорит «Как же не пойдёшь, а как же жить будем?»
Нашёл проволочку, наделал петельки, пошёл на зайчишек.
С. 38
Затем ишшо кулёмки на колонка. Кулёмка – это така' ловушка. Бревно на досочке. Сунет колонок голову за кормом и пошеве'лит досочку, а брёвнышко-то сверху и пришшэмит. Так на охоте больше заработал, чем у Семёнова, потому не стал у него работать.
Как колчаковцы шли помню. Полковник говорил отцу: не потронем ничего. У нас была корова да тёлка. Так они тёлку закололи. Говорил не потронем ничего, а как пулемёт за речкой затрочил, красны уже близко. И лошадей, и отца Павла
С. 39
Панкратыча забрали возчиком.
Вернулся отец, винтовку и яшшык патронов привёз. Вот так говорил, что ничего не потронем, а обобрали всех.
Жил у нас Саввушка. Жил хорошо, а Дементий Савелич уже хуже стал жить. У Савушки было сорок коней запрягалось и дома коняки. И на кажную пять лошадей работник. А у Ивана Бурыкина два коня. Пригласил его Савушка в обоз сходить в Иркутский. Пошёл Бурыкин на своих лошадях с обозом в Иркутск. Двое бродней
С. 40
протёр, пока до Иркутска дошёл. Бродни – обувь така'. Стельки из потнишника – трава така', или конского волоса. Туда обоз отвёз красный товар – мануфактуру, а оттудова чай, целонский чай. Съездил Бурыкин туды, обратно. А на кажной стоянке чай попить, поесь. Ну, приехал домой, пошёл рашшот брать. Так должен остался.
А возили на санях. Сани состоят из копылов, кото'ры в полозья вбиты, а затем вязлы, а затем
С. 41
нащепы, а потом хряслы.
Обоз шёл и днём и ночью, менялись только передовы, а задний заснул – отстал.
Ранше здесь и лисиц, волков, зайцев, косачей. А <щас/шшас> ни зайца, ни косача, ни волка. Медведев здесь нет, одного медвежонка видели, по реке плыл, так и то случайно, откуль убежал.
Поехали за шишками. Сидим на стоянке, а тут медведь откуль не возьмись. Ну и убежали мы все.
С. 42
В охоте на косача так было. Прихожу в лес. Нарублю жильняку и кольев и стойку делаю. По бокам сплетена и сверху из двух половин. Сверху калины да овса навалишь. Косач сядет, провалится и туды упадёт.
На зверков на маленьких – кулёмки. На ласку, на горностая. Мясо положишь. Учует, придёт лапками туды, а ему бревёшком сверху раз и всё.
Один ранше по медицинской части.
С. 43
Григорий Кинстинтинович – волков ловил. Яхнёнка живого разрежет маленько и стрихнин в разрез. А волки два пришли съели и десять метров не прошли и упали – готовы. А двух сразу не уташшышь, дык он по одному. Я видел. Правда, это давно было, ишо до войны. Щас волков нет.
Дед мой Панкратий родился в соседней деревне, в Шубино, там отец мой родился, а затем сюды в Саломатово переехали, здесь 65 лет живу. Потому и
С. 44
фамилия наша Шубины.
Руцка печь состоит из верха – чувал, где хлеб сажают, пот называтся. Боровок – это соединение чувала с трубой, если хошь, чтобы пряма труба была.
Загнетка – это ямка, куды угли клали, чтобы жару больше было, чтоб хлеб скорее пёкся.
Боковушка – бувала ранше, щас нету, щас заслонка.
Печурок – углубление для спичек.
Шесток – ранше был,
С. 45
где кастрюли стоят, а щас <групка>.
Подшесток – печка складена, а там внизу пространсво, де кур доржут, если мало.
Опечек – я собрался бить печь, делаю рамку, из плах, форму, это и есь опечек.
Запечник – это место за печкой, он у меня умывальник там.
Задорги – это тоже нашшот печки.

Эту печь я сам делал. Щас из кирпичей складыват. А ранше из глины делали.
С. 46
Я шибко рыбалкой не занимаюсь. Он сетью ловит. Курью перегораживат. Курья – это заливчик такой, мы его так почему-то называм. Рыба туда идёт – в сеть, с другой стороны идёт тоже в сеть попадат. Так вот и ловит.
У соседа «москвич». Если есь своя машина – не помешат. Надо в соседню деревню к родственникам – пожалуйста, надо за ягодой – пожалуйста, надо в Яр за рыбой – тоже. Машина – это хорошо.
С. 47
Я в обшшэм-то не шибко охотник. Были зайцы, косачи, охотился на зайцев, петли делал, а косачей с чучелом. Привяжешь чучело к дереву, внизу балаган сделашь. Сам туды залезешь и ждёшь. А другой на лошади скачет пугат. Косачи к чучелу подсядут, а тут из балагана и стре'лишь всех.
Тута два брата Литвиновых в соседней деревне жили. Так те говорили, что им легче медведя убить, чем зайца.
С. 48
Главно, говорят, если встретишь медведя, не отводи взгляда, он ишшо не трогат, стреляй. А если отведёшь в сторону, то конец, он быстрый.
Отец рассказывал, что шишковал он кат-то по осени. Набрал шишек и ночевать собрался, костёр развёл, а медведь заскочил на коня и драть. Отец на него с огнём. Медведь на дерево. Отец в него головёшками кидать. Медведь спрыгнул, да на землю быстрей веток пал. Во каки' они быстры.
С. 49
Горностая кулёмочкой ловят. К берёзе прислонёна ловушка така'.
Еман – это домашний козёл. Шерсь у них никуда не пригодна. Их разве что на мясо. Козу доют. Но сеча'с еманов перевели.
Лис по-разному зовут: серебрянка, крестовка, жёлто-алтайка, сиводушка, а других не знаю. Эти у нас здесь есь. Крестовка рыжа така'. Сиводушка серенька.
У нас здесь только лисья и остались, а зайца
С. 50
не стало. Белковать – это идти охотиться на белку.
Свинячье гайно – это где свиньи спят.

Глухарей нет. Есь гагары. Гагара – така' как вутка. Убивал я их. Гоголь здесь есь. Гоголь – это хитра вутка. Метров с десяти стреляшь. Если он на воде и увидит, то его не убьёшь. Как выстрелишь, так он нырнёт и всё, несколько раз стреляй – не убьёшь. Если подползёшь незаметно, от тогда убьёшь.
Кархаль – са'ма
С. 51
больша' вутка. Вострохвостка – потому как хвост вострый. Голуба чернь – перо тако' голубо. Чирок есь. Трескун есь. Така' вутка, котора трешшыт. Така 'же по росту чирок, только крякат. Гоголь – спина чёрна, бока белы, а гоголиха вся чёрна. Гагары – чёрны и серы. У косачей быват косач и рябуха.
У нас говорят «вы'стрелить» и «стре'лить», «стрели'ть» не говорят, как-то неподходяшшэ. Не по-нашему.

С. 52
За зайцами гончи собаки охотятся метрах в десяти догонят. Эти собаки и лис брали.
Винтовок у нас здесь нет, разве что у егерей карабины. Это та же винтовка. Полёт пули на семь кило'метров. Наверно потому как в спор с разными браконьёрами. Винтовки после революции у пяти коммунистов были, а потом забрали, как всё спокоилось.
Щенка кутёнком зовут, а ишшо не знаю.
С. 53
Из ружей у нас – каспсульный дробовик. Здесь надо порох с собой носить, капсуля', дробь. Всё это натруской называли. Это когда дорбовик был. Затем берданы есь. У бердана затвор. А ишшо централки были. Здесь ствол преломляшь.

Зимой на лыжах ходили. На лыжах вобшшэ лосиной шкурой обивали. Тогда, как идёшь в гору, то назад уже не съедешь.
Натропить – это когда
С. 54
тропу заячью найдёшь.

По этому лесу, как косача много было, стайки из тола плели. Сверху калины накидашь. Он <сядет> и провалится, и в стайке.
Плетёнка – это така' на косача. Насучишь ниток из конского хвоста, сплетёшь петельку, на току поставишь и кода' токуют косачи, играют, то набежит и головой в петельку.
Очепы – это ловушка така'. На торопе поставишь ловушку. Там жердина,
С. 55
петелька и очеп. Бежит заяц, попал лапкой в петлю, его очеп раз и подымет и уже лапами земли не касатся.
Давок – это я называю кряж, это которым придавлят колонка в ловушке. Плашка – это лисиц ловить когда.

Лодки, каки' лодки, моторны пошли. У нас просто дно из плахи, бока из тёсу, там дуги. Таки' лодки долблёнками называют, иначе обласки.
Боты' – это толста лесина, выдолбят и
С. 56
плавают на ей за реку.
Долбили их теслом и пазником. Смолой смолили. Смолу у нас не гнали. Но здесь возили, продавали.
То на чём в лодке сидят, называтся лавочкой. Других названий не знаю. Вёсла бывали двоеручны, <попашны>, кормовы.
С. 57