Текст

--- Информант ---
Пол: женский
Год рождения: 1919 (подсчитано системой)
Возраст на момент записи: 60 (подсчитано системой)
Образование: [Нет данных]
Комментарий к образованию: [Нет данных]
Тип говора: Старожильческий
Комментарий: русская, родилась и всю жизнь прожила в Белом Яре.
Информация о собеседниках: Борькин Пётр Васильевич

--- Запись ---
Место записи: п. Белый Яр, Верхнекетский район, Томская область
Дата записи: 1979

--- Источник ---
Номер тетради: 545 (инв. 1048)
Собиратели: Вершинина И.П., Макрушина И.Г. студенты гр.1373
Расшифровщики: Бразовская А. Проверено: Ореховой И.А. в октябре 2017
Разметчики: Иванова Л. А.

--- Текст ---
Количество слов: 1268
Слов информанта: 1265
Слов в комментариях: 3


Гарпунят – гарпуном в туловище ударяют. «Гарпунили» – отец говорил. Барсук в норе, возьмёшь, сделаешь шест, чтобы его вытаскивать – вот гарпун.
По-современному: нересту'ет рыба, икру мечет. Остячьё так не говорило.
Остячьё – народ, много остяков. Сейчас, после 53 года, в паспорте селькуп пишут, а раньше – остяк. Не знаю, почему.
Снасти – сети и невод,
С. 14
которыми рыбу ловят, частушки – снасти. А тогда не знали такого слова – снастить.
Бродень – сеть. Два человека с палкой в тихой воде идут. Бродень – от слова бродют, так надо понимать.
Бро'днем много рыбы берут. Ночью, или на заре выходят, когда рыба сонная.
Токовать. Это уж так природой сделано: у всех два пола. Копалухи и глухари по весне токуют. Люди говорят, когда ток у них начинается, нельзя в них стрелять.
Токовать – не знаю, кто на току' работает говорят ли на тех, что они току'ют; у нас не говорят. Может, кто работает в сельском хозяйстве так скажет.
С. 15
Зверовать. Зверем остячьё медведе'й называла. Слово медведь тогда вообще не знали, так и говорили: «зверовать пошли».
Мездрить.
В Орловке в сорок третьтьем-сорок четвёртом году кожзавод [кожевенный завод] был, там кожи выделывают – мездрят – со шкуры, с кожи снимают жировой слой – мездру, чтобы жира не было. Зимой было, что в Новосибирске не принимали, но за время войны за границу сплавляли. Строго было.
Штабелевать. Штабелюют-то? Это лес в кучи складывают, штабелёвки получаются, как мосты такие.
С этого штабеля в речку скатку делают. Брёвна скатывают, и дальше по узкой речке лес мулём идёт – самосплавом. Сейчас так плотами сплавляют.
С. 16
Смоли'ть.
Смоля'т лодки для того, чтобы она не кололась; для того, чтобы продолжительная лодка была смолой её пропитают, и она в себя воду не впитывает.
Где помельче, по волока'м тогда таскали лодки на озё'рья. Во'локом тащат. Волока' – места, где перетаскивается.
Супо'нить – на лошадь супо'нь надевать, когда её запрягают. Супо'нь есть такая, которая стягивает хомут.

Сначала лошадь хомуту'ют, потом супонят и затем чересседельник через седёлку продёргивают. Я это знаю, сам коню'шил. Конюшить – да лошадьми производит уход, конюхи этим занимались.
Пасту'шить – пастухом работали, пастушили. Стадо
С. 17
выгоняли, на луга пасли.

Ба'каншик, у нас был Димаков, на воде работает, ставит вёшки. Поставит ветёлку и видно, куда нельзя. Бакенов не было у нас.
Банщица – ну, раз она топит и моет в бане, она банщица и есть. Не знаю как назвать больше. И раньше так звали.
Уборщица уборку делает в помещении. Сейчас техничкой называют, а раньше уборщица. Уборщик редко говорят, <все/всё> больше женщины убираются.
Гардеробщицами тоже женщины работают, бельё берут.
Дворник, дворничать говорят, да как-то нескладно, скотник до этого звали, а то всё больше убираться – коров поить, чистить во дворе.
С. 18
Огородник хорошо ухаживает за овощами, за картошками. О человеке говорят о таком: «вот огородник!».
Кожи делают кожевники. Кожи мнут мяльницами – две палки крест на' крест. Ими и мяли кожи.
Кожу намочут, потом ду'бят. Дуб от берёзы возьмут, посушат, наварят, а потом эту кожу в этот сок и кладут. Дуб – кора под берёстой. Берёста – кора берёзы. У осины – оси'нова кора, у сосны – сосно'ва кора. Надо дёсна полоскать наваром сосновой коры – слыхала я. Чтоб не болели.
Башма'чи башмаки' надевают на лошадь, что б не ускакала. Не слыхали?
С. 19
Барышники. Барышники коровами сменяются, лучше вменяют, а хуже отдаст, ну, спекулянт по-современному.
Барышничать – продать дороже, купить дешевле – выгода от этого человеку, или барыщ (как тут выразиться?). Это барышник.
Бродяжничать – проходить с протянутой рукой, попрошайничать, то есть. Своего у него нет, сам не работает, вот и бродит по свету: у того попросит, у другого попросит. Тем и живёт. Бродяга и есть.
Доходягой кого зовут? Да я вот доходяга. Худая, дошла уж, болею.

А болели много, хворали – это как хворь возьмёт, так ой-ёй-ёй! И голодовали. Каждый год голод был.
С. 20
Бандюга – бандит значит. На маленького говорят.
Пьюга – пьяница, наверно. Когда ругаешься, всяко назовёшь.
«Вон пьюга идёт, да не идёт, а на четвереньках ползёт».
Полдничать – это у нас отец говорил. Полдник – в четыре часа чай пьют, а полу'дновать, да, и так говорили. Выворотют так, что не поймёшь.
А полуно'чничать? Маленького ребёнка, когда болеет, до полу'ночи не спит, плачет, слышали, что полуно'шник зовут. Ещё лунатиком зовут, если ночью не спит, долго спать не ложится.
Суме'рки – после полдника в декабре, вечером, ещё свет не зажигают, потому, что рано лампу зажигать, вот и сидят, суме'рничат.
С. 21
А вечеряют – не говорили.
Чаёвничают – чай пьют. Сейчас так не чаёвничают, а раньше запроста' приходили друг к другу поговорить, посидеть, на посиденки.
Посиде'нки – сегодня ко мне подружки придут, пряду'т, гармошки играли, завтра к другим.
Харчи'ть – до этого, я помню, звали харчи. Кто на чужих хлебах кормится, сам не имеет, говорят: «на его харчах живёт».
Людей, которые добро'м не работают, ни туда, ни сюда, босяка'ми зовут. Добро'м не оденется, не обуется, вот босяко'м, конечно, и ходит – «сена клок, да вилы в бок».
Батька – это свёкор. В семье говорили так: тятенькой называли свёкра, а мамонькой – свекровку.
С. 22
– Это у русских. А у остяко'в по-другому:
отец – о'тя,
мама – о'ва.
А старшую сестру мы звали нянькою. Вот я так и зову сестру – няня, хоть и до старости дожила.
А маленьких в пеленальник завёртывали, специально пеленальник шили, он как бинт широкий. Ему аж дыхнуть нечем, хоть заорись.
Овдову'шка, бро'шенка – женщина, которую бросил муж.
Векову'ха – котора долгий век прожила.
Женщина, которая говорит много – говоруха, а та, котора жаловаться любит на болезни свои, да на жизнь – та жалобу'ха.
С. 23
Жалобчик – человек, который жалуется. А жалобщик так не говорят.
Горбу'ша. Мужчину горбатого горбуно'м зовут, а если у женщины горб – она горбуша. Вот в молоканке горбуша работала, Зина.
Драку'н дерётся который, драчливый, пьяный, любит подраться, руки почесать, кулаки. Ни одна драка без них не обходится.
Бузатёр заводит скандал, игру, драку. «Вот бузу заводит». Серёжка у нас бузатёр: бузит и бузит.
Бегун бегает, на месте не сидит, только и бегает.
А беженцы – ссыльные. Вот у нас тут много ссыльных. В тридцатых годах их сослали, а местные подумали, что они сами сбежали.
С. 24
Брушняк – щас не слышно, чтоб болесь [болезнь] так называли. Нет, брюшной тиф больше зовут.
А чахоткой кто болеет, тот чахотошник и есть.
В соседях у нас чахотошный есть, лечиться ездит.
Баклан – про человека говорят, который толстый, неповоротливый, здоровый. А почему так говорят, и не знаю.
А другие люди вёртки. Вёрткой, на работе он вёрткой. Женщина – она вёрткая, подвижная в работе, вертится.
А жоркий, кто много съедает, много сжирает. Сядет чай пить – двенадцать стаканьев ставь! Баклан бакланом: толстый,
С. 25
неповоротливый, здоровый.

Дикашарый – шалопутный, дики шары. Бессмысленно что попало скажет, ни туда, ни сюда обзовёт.
Ругливой и собаку зовут, которая ругается: «гыр-гыр!». И о человеке скажут: «Вот она ругливая, где бы ни была, всё ругается». А брезгливый – который брезгует. Молоко ли, что-то грязное другое трогать не станет, брезгует. Неприятно ему это, аж передёрнет всего, бывает.
Балагур балагурит, много говорит, болтливый, вот так и говорят.
А гнусавый – человека зовут, гнусит который, надоедает как комар. Прозвище ещё – гнусарь.
Горевать – переживать, что ли. «Вот горе, вот переживаньё», – вот так и
С. 26
жалуется.
Тихоня – человек, который всё исподтишка всё делает, работает тихо.
Кто недослышит, того глухоня зовут, кто глух.
Головастик – тот, у кого голова большая, как у вола.
Бабай – старик, дед-Бабай. Им детей пугают: «Спи, а то Бабай придёт». Человека если так назовут, то это грубо.
Брякоток? Ну как не знаети. Кто брякает, тот и брякоток. Покой нарушает. Серёжка наш – брякоток. Так и зовём. А когда двое ребятишек расшумятся, брякотня говорят.
Детня? Кто как скажет, кто ребетня, кто детня – куча ребятишек.
Болотня – когда болот много вокруг. Пройдёшь болотце, грива
С. 27
будет и снова болотце.
Некоторо болото пройдёшь, не провалишься, а в котором потонуть можно – это зыбун. А зыбняк не называют.
Белый Яр – от берега названьё. Он белый был. Яр – берег. Издалека видно. Сколько уж веков.
Вершинник – это верхняя часть кроны, которая непригодна к строительству. Идёт на дрова, сучья жечь.
Гостинце – подарок привозят. В гостях были, куда приезжали погостить, привозили гостинец.
Гостиница – сами, поди, знаете что. Куда приезжают погостить, потому и называют так.