Текст

--- Информант ---
Пол: мужской
Год рождения: 1903
Возраст на момент записи: 64
Образование: Неграмотный(ая)
Комментарий к образованию: [Нет данных]
Тип говора: Старожильческий
Комментарий: [Нет данных]
Информация о собеседниках: [Нет данных]

--- Запись ---
Место записи: с. Батурино, Шегарский район, Томская область
Дата записи: 1967

--- Источник ---
Номер тетради: 836 (инв. 424п)
Собиратели: Поспелова В., студентка
Расшифровщики: Неизв. (для корпуса под рук. Е.А. Юриной). Проверено Земичевой С.С. в июле 2016.
Разметчики: Галанина В.

--- Текст ---
Количество слов: 859
Слов информанта: 859
Слов в комментариях: 0


Нас пять у отца росло. Тода' ведь не так как сечас. В школу меня отец не пустил: рубь пожалел.  Жили хоть и бедно, но при желаньи можно найти вся'ко добро, чтобы деньги на ученье выручить. Да ить тода на ученье вниманья никакого почти не обрашша'ли. Никак не хотели е'то понимать: шшытали, что е'то всё ерундово дело-то; зачем е'ти вся'ки заведения, коды' и без них справля'мся с хозяйством. Тода' ить все так жили, не в чем и на люди было выйти.
С. 16
Я взрослый стал, мне надо вытти на улицу, а идти не в чем. Ну потом я две недели с отцом потрудился на помешшыка, он мне и одел холшшову рубаху.    Глупы' тогда были, начинали выходить на люди, а соображенья-то никакого. Бывало, любой удалой мужик круг пальца обведёт. Только ему чё намекни, всё сделат, да только с махинациями. А иначе ни-ни.    Вот я и прошляпил однажды всю свою одёжу, ничегошеньки на мне не осталось, кроме кальсонов, всё спустили. Всяко пожил,
С. 17
что и говорить.  На двенадцатом году мне вроде бы жить дитём ишшо, а я уж работал вовсю.    На двадцатом году сыграли свадьбу, ну а потом жили помаленьку, всё в порядке было.    То где-то в людях вырастал, а гляди, и домик себе поставил.   Вот и жизнь моя вся. Ну а в армии три награды получил, да в колхозе три; на сельскохозяйственну выставку посылал меня колхоз за шшот своих денег. Я ить торопливый работник был, я и сейчас всё быстро делаю. Это уж какой человек.
С. 18
Я-от только хитрых не люблю; сам не хитрю и хитрых шибко не уважаю, я ишшо никода' не хитровал и не буду.    А что вы по радиво е'то всё передавать будете? Я ить всё понял, в чём дело, куды что. Я знаю, редактировать всё будете.  Ну да ладно ничё такого я шибко вам не говорю, да и нечего мне от других прятаться: на виду у всех живу, чё мне скрываться-то.  Е'то тода у нас кулаки были дак от им приходилось скрывать своё добро, да и язык держать за зубами.  
С. 19
Также и старуха моя трудилась, Ольга Осиповна, как только крикну – так она бегом бежит; всё делаю сам, так вот и приходится мне вечерком рабо'тывать, а как много порабо'ташь, утомишься, дак и не до ласки быва'т. Иной раз и вижу, что трудно ей быва'т, да гордость дуратска никак не даёт прошшэнья её попросить.
Оно, конечно, счас лу'чче жить.   Орудия-то каки' тода были? Срубишь берёзу, маленько пообтесали – вот тебе и сабан.   Е'тим сабаном мы и пахали.   На себе всё холшшово носили. Тода товару никакого не было. Всё холшшо'вину носили, шкурову
С. 20
шерсть обобьём, мало-мало обделали – вот тебе и обутки; носили как же. У меня вон шесь пар на вышке счас валятся, а кто их носить-то будет?
Сыновей у меня нету: все померли ишшо в детстве. Дочка одна осталась, да и она не с нами живёт, в городе живут мужем да мальчонком. От недавно он у нас гостил. Такой умненький мальчонка, учится уж в школе, в четвёртый нонче перешёл; старуха моя дак души в ём не чает, всё-то старается угодить ему.  Оно и правда, как ни говори, а всё ж таки родной он
С. 21
нам дитя, как сын всё равно. Вот мы и стараемся, как бы он хорошим да умным вырос, чтоб почитал родителев-то, не так, как нонче ины детки делают. Родители всё стараются, как бы детям поскуснее чего приготовить, как бы им получче чё дать, а дети ети никакого уважения, никакого почтения к родителям не знают.
  Ить вот соседка наша живёт ить она, бе'дна заработалась вся, на ферме-то, придёт и ишшо дома покою не знат, то то надо сделать, то друго', бегает, бегает – и откуль только
С. 22
силы-то берёт! То глядишь, за водой побежала, то корову пошла доить и так ка'жын день. Можно подумать, что у неё никакого из сро'дсвенников нету, коль так работает без отдыху.   Куды' там!  Ишшо такой столб стоит, сын её, что хоть стой, хоть падай. И не поду'машь сроду, что е'тот детина – её сын; ничё не хочет делать, хоть ты его убей.  Друга' бы хоть хлыстом его наколошматила, да денег бы ему не давала, а она ничего, ишшо и не велит на него ругаться, кода' невмоготу
С. 23
нам станет смотреть, как он над ей измыва'тся. Вот ить как быва'т!    Другие, смотришь и не шибко вроде заботятся о детях, а смотришь – они нет-нет да и пришлют посылочку родителям, либо деньги.
Жизнь, она ра'зна случатся. Кому всю жисть везёт, а кто с самого рождения свету белого не видит. К примеру, вон два дома. В одном – счастье не уходит, кажется, всю жисть никакого особого горя оне' не ви'дали, в другом – никакого просвету нету от слёз: то мужа похоронила, то мать, а
С. 24
то вот и сына на могилку свезла.   Много же горя е'та смерть-то приносит.  Иной раз как поду'машь, сколь жить осталось, дак так тоскливо сразу станет. Прожили-то мы, слава боγу немало, всяко пережили, тапе'рь бы только жить да жить, да старось подошла – того и гляди, смертушка нагрянет.    Вся и надежда наша таперь на внуков. Пусь хоть они за нас поживут хорошо.   Нам-то ить шибко худо пришлось: всё мы испытали, не дай боγ никому
С. 25
такого испытать.   Только бы но'нешние детки были бы счастливы, об е'том наша забота тапе'рь.